?

Log in

No account? Create an account

- Ну зачем руками-то! - Жуков забирает у Яськи наггетс, кладет его обратно в тарелку, накалывает вилкой и протягивает обратно. - Вот!
- Не надо вилкой! - Яська выхватывает вилку и быстро снимает наггетс с зубцов. - Ему же больно!

Темыч, задумчиво: На завтрак нужно есть что-нибудь вкусное. Кашу, хрустящие шарики или новые галактики.

Яська, протягивая два кулака: В какой руке?
Жуков, показывая на кулак, из которого подозрительно торчит огромный камень: В этом?
Яська, быстро перекладывая камень в другой кулак: Промазал!

Диалоги за завтраком.

Дача

Света: Артем, что ты будешь на завтрак? Кашу?
Темыч, задумчиво: Пожалуйста, не найдется ли у вас бутербродика с лососиной...

Играем с Яськой в мяч. Пропускает подачу, и мячик ударяет его точно в лоб. В ужасе подскакиваю проверить младенца на целость. Яська, потирая лоб:
- Отличный удар, мам!

Тёмыч подбегает, утыкается в меня лицом, крепко обнимает за пояс и нежно шепчет:
- Мам, представляешь, какие у белых медведей вонючие сопли!

К трем годам Яська понял, что всё самое лучшее от жизни можно взять только самостоятельно. Эти родители почему-то упорно скрывают от юношества, как на самом деле хорошо жить. От содержимого холодильника до детской площадки в соседнем дворе - всё оказывается гораздо круче, если исследовать самому. Ну, или хотя бы попытаться.

Утром плетусь на кухню готовить юношеству завтрак. Легкий беспорядок свидетельствует о том, что а) кто-то тут уже завтракал и б) этот кто-то тщательно, но не очень умело заметал следы. Яська из-за моей спины с любопытством заглядывает на кухню. Смотрит на стол, потом на меня. Снова на стол. И на меня.
- Есть хочешь? - спрашиваю.
- Ммм... Нет!
- Ты опять лазил в холодильник.
- Эээ. Да!
- И что ты ел?
- (пожимает плечами) Всё.
Зову Тёмыча.
- Тёма, что вы ели.
- Это всё Яся.
- Это я уже поняла, - говорю, открывая холодильник. На полке - пустой пакет от конфет. - Блин, вы что, все конфеты съели?
- Это всё Яся! Я не брал.
- Но ты ел.
- Конечно! Меня Яся угощал.

Самое большое разочарование младших - то, что им доступны не все развлечения старших. Любимое занятие Тёмыча - засесть с альбомами комиксов Уоттерсона на второй этаж кровати и сидеть там, давясь смехом, изредка декламируя особо удачное.
Яську такой расклад не устраивает категорически. То, что в книгах написано что-то интригующее, ему и так известно. И такая демонстрация ущербности нечитающих кажется ему излишней. Учить буквы он не хочет, связь между "повторяй: это А" и хохотом на верхней полке кровати пока не очевидна. Но, сколько ни медитируй в текст, смысл сам в голову не запрыгивает, поэтому каждый раз приходится идти с вопросами в массы. Массы вопросы любят и охотно отвечают.
- Цё здесь написано? - протягивает мне пакет от печенья.
- Что нужно беречь природу.
Смотрит недоверчиво. Не может быть так всё просто. Вдруг его осеняет:
- И пеценьки!
- Что печеньки?
- Нужно берець пеценьки.

Дверь соседнего подъезда оставлена открытой, и её загадочный темный провал гудит легким сквозняком. Мы проходим мимо, я держу Яську за руку. Он оборачивается раз, другой, не выдерживает, бросает мою руку и с целеустремленностью паровоза мчит в распахнутый подъезд. Вылавливаю его у самой двери:
- Ты куда?
- Хочу туда, хочутуда, хочутудаааа!!
- Тебе туда зачем?
- (жалобно) Почему-то.
Беру его снова за руку, и мы вместе входим. Подъезд как подъезд, как у нас, такой же. Судя по насупившемуся младенцу - всё из-за меня, неиначе. Был бы один - было б волшебство.
- Эх ты, чукча, - ворчу.
- Я не чукча, я маленький Ясичка.

20 апр, 2017

- Ох ты ж, ети его в кочергу, это что ещё за дрянь, мать твою. – Баб Валя стояла у печки, наклонившись к топке. Придерживая полы цветастого халата, она заглядывала внутрь. Через колосники было видно, что там что-то светится. И шевелится.
В домах по Карла Маркса давно провели газ, поэтому печку не топили. В ёе глубоком зёве стоял самогонный аппарат - кормилец, нежно называла его баб Валя. То, что в печке поселился кто-то ещё, было неприятно и неожиданно. Вооружившись шваброй, она приоткрыла поддувало и, подбадривая себя отборным матом, принялась давить светляков, посыпавшихся из черного провала. - Васёк! Ну-к неси сюда свой тощий зад!
Читать дальше...Свернуть )

30 мар, 2017

Ярослав играет фигуркой носорога.
- Яська, что это у тебя такое?
- Огомный самэц!

Рисует красками. Ведет кисточкой через весь альбом, по столу, подбирается к стопке книг, поднимается по корешкам..
- Яська! - резко убирает кисточку, смотрит испуганно. - Ну скажи, зачем?!
- Зацем.

Тём уже давно спит, а Яська всё никак. Каждые пять минут выходит из комнаты, становится в узкой полосе света за дверью спальни и смотрит на нас с Жуковым из темноты. Отвожу его обратно в кровать, обнимаю, накрываю, ворчу:
- Да где же у тебя кнопка выключения?
- Тут, - тычет пальцем меня куда-то в область солнечного сплетения.
И не поспоришь.
Утро холодное, прозрачное, в половине седьмого уже светло. Переворачиваюсь на другой бок, потуже затягиваясь в теплое одеяло, сквозь ресницы вижу укоризненный взгляд. Резко просыпаюсь. Тёмыч с ногами сидит в кресле у моей кровати.
- Хочу блинов.
- У тебя совесть есть?
- Она тоже голодная.

На завтрак Жуков заливает хлопья молоком. На повестке дня – музей танков в Кубинке. Вчера, испугавшись погоды, мы обменяли танки на китов в Москвариуме: глазеть на двух огромных касаток в тёмно-синем провале окна; рассматривать светящихся медуз, спящих осьминогов и ярких наутилусов; по локоть полоскаться в открытых аквариумах с морской водой; рисовать на стенах детской зоны пучеглазых рыб.
- Тём, тебе понравилось?
- Очень, - с чувством выдыхает Тёмыч и тут же уточняет, - ну что, теперь поехали смотреть танки?

На территорию музея детей с самокатами не пустили. В танки, вопреки мечтам Тёмыча, тоже. Все экспонаты огорожены, ощупыванию и обследованию не подлежат. Трёхлетний Яська одолел четыре огромных павильона и сдался. Танки с большим успехом были заменены на чай с печеньками, толстого местного кота и остатки снега, которого в Москве уже не найти. Тёмыч явился минут через сорок, вид имея чрезвычайно довольный и немного безумный. Судя по состоянию одежды, в танк он всё-таки попал.
- Я – крутил пушкой, - задыхаясь, выпалил Тёмыч, - я целился!

Немного передохнув, Тём уже способен задуматься о насущном:
- А блинов нет?
- Здесь - нет.
- Так и умереть недолго.
- Бйи-ми! Бйи-ми! – скандирует Яська.

Отсылаю в мессенджере фото своим родителям. Мальчишки – шапки с помпонами – завороженно проходят под аркой, образованной пушками стоящей друг против друга техники.
Бабушка: Будущие танкисты!
Дед-полковник: А ты помнишь свой танкистский шлемик? У тебя в детстве был, ты его любила.
Тёма: Крутое фото, я хочу показать его в детском саду.
Жуков: После первого выстрела машина ПТУР - в среднем - живёт на поле боя три минуты.
Яська: Дыщ-птыдыщщщ!

Вечером – закрепление материала. Темыч рисует танк: корпус, башня с пушкой, гусеничный ход, крепления под балласт (плавает!) и под парашюты (десантируется!). Яська возюкает по листу кисточкой, побывавшей во всех цветах по очереди. Судя по интенсивности происходящего – тут и сборы, и бои, и награждение победителей.
- Тём, тебе что больше понравилось?
- Мортира!! – двухсоттонный Карл с 600-миллиметровой пушкой, ветеран штурма Брестской крепости. Рядом с ним не по себе.
- Яся, а тебе какой танк больше понравился?
- Зенёний!

Вечером пеку блины. Тёмыч, обкусывая блин по краям, рассуждает:
- Сначала в школу, потом в университет, потом водить танки.
- Может, конструировать? – надежды на трансформацию мысли милитаристской в конструкторскую – никакой, но попытаться в любом случае стоило.
Тём замирает, с минуту честно прикидывает так и эдак, и, выкладывая на тарелку блин, отредактированный до формы танка, резюмирует:
- Слишком просто.

Одна надежда: ещё пару лет назад он с не меньшим пылом собирался вырасти и стать тираннозавром. Прошло.
В экзоопарке, пока мы с Жуковым изучаем расположение ближайших лавочек, а Яська наворачивает круги от зверя к зверю по сложной траектории, Темыч читает описание на каждом стекле.
Тычет пальцем в чью-то неопознаваемо-мохнатую спину:
- Мама, кто это?
- Понятия не имею, читай табличку.
- Это животное называется, - Темыч с самым серьезным видом декламирует на весь зал, - Вне-ш-ний Ви-д!!! Внешнийвид, мама!

- Я победииил!
- Тём, ты ж не первый.
- И что?

Темыч подсел на Геймановское "Но молоко, к счастью..." - веселый хоровод из пиратов, индейцев, вампиров, динозавров. Есть даже один пони со звездочкой на боку. Лучшая книжка на свете. После очередного прочтения Тём старательно складывает в правильном порядке главы, давно разобранные на страницы. Пересматривает, хмурится.
- Яся! - строго.
- Моё, не дам! - Яська удирает, прижимая к сердцу страницу с пони и пираньей.

Из Воронежа приезжала бабушка. Тёмыч хвастает новыми игрушками, книгами, показывает рисунки (это грузовик везет тигра, это ниндзя побеждают василиска, а это - хамелеон!)
Маленькая экскурсия докатывается до детской. Тут я сплю (широкий жест), а это - мои друзья. Под подушкой дожидается ночи пестрый выводок, с которым Темыч делит сон. Плюшевая байкальская нерпа, икеевский котик, маленький вязаный мишка-пузо-в-цветок.
- Ой, что это?! - бабушка осторожно берет пальчиковую куклу-скелетончика с фосфоресцирующей головой.
- Это Пушкин! - с удовольствием поясняет Тёмыч. - Он умер.

20 ноя, 2016

С недавних пор козявка Яська отселен на ночлег к Артёму, в двухэтажную кровать. У нас с Жуковым - плюс одна комната в активе, а у Тёмыча - весёлая компания из младенца, осваивающего сон в Кровати, Из Которой Можно Выйти В Любой Момент. Всё бы ничего, но только если ночью они так-сяк спят, то днём эта банда занята чем угодно, только не отдыхом.
Укладываю. По громкому шепоту понимаю: не спят. Иду: в детской по полу разложена железная дорога, два бойца в пижамах с супергероями перебрасывают армию лего-человечков от комода к шведской стенке.
Через пять минут - грохот. Возмущенный шепот Артема: ну Яааасяааа! Иду: из книг устроены вольеры для животных. Яська, заваливший попой половину зоопарка, пытается восстановить постройки и извлечь из-под обломков семейство крокодилов. Тёмыч, опытный детсадовец, уже довольно убедительно спит на верхнем этаже кровати, накрытый по самый нос.
Ещё пять минут. По коридору - глухой скрежет и сдавленное хихиканье. Иду, застаю в кроватях два вздрагивающих от хохота кома.
Надоело. Занимаю наблюдательный пост в кресле, напротив двери в коридор. Слышу как медленно открывается дверь в детскую, чем-то стучит, шепотом переговариваясь, малолетняя банда. Встаю и иду на разведку. Навстречу мне по коридору Тёмыч мчит Яську в тазу. С перепугу с визгом отскакиваю с прохода. Яська, не ожидавший моего появления, отшатывается и вываливается из импровизированного болида: младенец летит в одну сторону, таз - в другую. Тёмыч, не видевший причины катастрофы за Яськиной спиной, кубарем катится прямо мне под ноги, растягивается на пузе, поднимает голову и светским тоном сообщает:
- А мы попить идём.
Младенец Яська поймал голубя. Я не знаю, кто больше удивился: Яська, наконец, впервые за всю жизнь, сделавший это, или голубь, который был увлечен зерном, заботливо рассыпанным по газону.
Строго говоря, он его не поймал, он на него (кхм) упал. Ну, то есть, поймать он его собирался. Он и ходить научился - за голубем побежал. И вот опять: увидел птичку и с воплем "гугуль!" бросил мою руку и стартанул на газон. Голубь, сосредоточившийся на зерне, не рассчитал, видимо, насколько скоростными бывают младенцы, а потому улетать не спешил. А стоило. Споткнувшись о чертовски удачно попавшийся кирпич, Яська на всех парах спикировал пузом прямо на незадачливую птицу. Голубь издал полузадушенный курлык, больше приличествуюший курице, чем городской птице (много о себе думают, ага, а как младенцем прижало - все орут одинаково). К слову, Яся, не ожидавший столь легкой победы, тоже издал что-то среднее между победным кличем и воплем ужаса и на всякий случай телепортировался на пару метров в сторону, удивленно хлопая глазами. Голубь подобрал крылья, пару раз неуклюже ими хлопнул и взлетел боком. Мне кажется, оглядывался.
Что характерно - младенец, два года гоняющий птиц, официально с этим развлечением завязал.